Моя необходимость – избавиться от угнетающих очертаний собственной фантазии. Спасибо за это «Пианистке» Эльфриды Елинек. Лучший способ –  выполнить свой рабочий долг и написать обзор романа. Думаю, не стоит читать его тем, у кого частенько разыгрываются психические расстройства, артериальное давления и бурная фантазия.

«Пианистка» смело расскажет вам о том, что может скрываться в скромном тельце учительницы класса фортепиано.  

Эта история об Эрику Кохук. Ей почти 40 лет, а женщина все еще плещется в околоплодных водах своей пожилой мамы. Кохут старшая ежедневно нашептывает в морщинистое ушко дочери, что они всегда будут вместе, муж дочери ни к чему, ведь никто, кроме матери, не позаботится об Эрике лучше. Только она знает и чувствует, что нужно ребенку в любой момент. Идиллия в их семье – это просмотр вечерних ток-шоу, фильмов, новостей, поедание сладостей за телевизором, засыпание в общей постели с цемиком и пожеланиями «спокойной ночи». Иногда матушка встречает Эрику изрядными лещами. Капризное дитя снова купило себе разноцветное платье, потратив часть денег со сберегательной книжки. А они же собирают на новую квартиру! За такие проступки мать наказывает дочь безапелляционно – режет на кусочки новую одежду или перепродает красочные платья и костюмы, в которых Эрика так ни разу и не блеснула на публике. Дочери есть чем ответить: она выдирает крашеные русые пряди с болтающейся в гневе головы матери, взбадривая ее несколькими добротными хлопками по лицу.

Хобби Эрики – резать свое тело. Музыка и боль – это судьба, обреченность, от чего она никогда себе не отказывает. Лезвием от бритвы женщина прорезает тоненькие ниточки на своих ладонях, прокалывает тело маленькими иглами. Так пианистка исследует собственное тело. Она идет дальше, тело ведь глубокое и ей интересно, что кроется в его глубинах. В зеркальце женщина видит струйку крови. Эрика смотрит на надрезанную плоть между ног.

Еще она не изменяет и своим ритуалам. Один из них – прогулка венским парком в поисках прячущихся в зарослях сплетенных тел горячих парочек. Мать уверена – дочь в это время обогащается музыкой на концерте симфонического оркестра. А Эрика уже давно прильнула к биноклю ночного виденья, сфокусировавшись на активностях в кустах. Но пианистка разочарована: партнер сверху ведет себя однообразно, а партнерша – и вовсе не проявляет эмоций. Наблюдение не удалось.

Следующий ритуал – поход в пещеру Венеры. Это забегаловка для мужчин, ищущих наслаждения в созерцании обнаженных девушек. Эрика заходит в одну из отделенных для таких занятий кабинок и смотрит, как в голубом сиянии прожектора движется нагое создание. Девушка кружится на диске, стреляет глазами в публику, касается руками пикантных мест. Эрика спокойно наблюдает, держа под носом салфетку, пропитанную эякулятом мужчин-триумфаторов, уже вкусивших плод из дерева познания.

Наблюдаешь за Эрикой и начинаешь сначала жалеть, потом ненавидеть, а под конец совершенно от нее отрекаешься. Она с утра до вечера учит учеников чувствовать музыку, растворяться в ней. В детстве ее учили тому же. Мама и бабушка оберегали свое талантливое чадо, целыми днями тыкающее в клавиши. Девочка сидела в собственном коконе, готовясь вот-вот через несколько годков выпрыгнуть из него с ослепительными крылышками суперодаренной бабочки. Мать маленькой Эрики приговаривала, что за дочерью ноет блестящая карьера. А дочь в четырех стенах слушает, как за окном играют сверстники, хохочут и наслаждаются беззаботным возрастом. Они не слушают игры, сколько бы девочка ни старалась.

Кульминация «необычности» пианистки –  ее чувства к ученику Вальтеру Клеммеру. Она старше его на 10 лет, и Вальтера возбуждает, интригует эта разница в возрасте. Отношения с госпожой учительницей юноша воспринимает, как покупку старой машины б/у. На ней он учится ездить, маневрировать, смаковать собственным мастерством управления ею. А потом, научившись, меняет ее на новенькую модель. Эрика для него «опель-кадет». Он хочет показать ей животные инстинкты, стать учителем для болезненно скрюченного создания.

Вальтер попал в цель только в намерениях стать учителем для Эрики. Только вот сама героиня мечтает не о таком сентиментальном учителе. Ей нужен повелитель. Телесный покоритель с криптосексуальными намерениями. Она хочет боли, перевязанного веревками или цепями тела, напичканного чулками рта, пощечин, четких ударов в живот. Клеммер выясняет это, читая письмо от Эрики, где она подробно расписывает желанные издевательства над телом творческого человека. Вальтер озадачен. На такое учительство он не рассчитывал. Покорить Эрику в прямом смысле юноша отказывается и блистательно исчезает. Но ненадолго.

К слову, Эрика разозлила парня еще тогда, когда он делал первые шаги в ухаживании. Правда, ухаживал он отнюдь не беспечно: выхватил учительницу из туалетной кабинки, где она едва успела удовлетворить естественные потребности, и начал бессовестно слюнявить ее тело. От рассказа о юбочке, которая закатилась Эрике почти до поясницы, воздержусь. Женщина не останавливала парня, она словно приросла к полу. Единственное, что успела сделать незатейливая Эрика, так это выхватить оглоблю из штанов Вальтера. Парень некоторое время плескался в лучах своего мужского «Я» и почти схватил желаемого солнечного зайчика, пока пианистка не убрала руку. Лучи погасли, а Эрика нажила себе серьезного сексуального врага.

Вальтер отомстил пианистке. Это месть не миновала и ее мать. Парень вывернул наизнанку все, что долго прятала в своем коконе Эрика. И скрывалась там отнюдь не бабочка.

Захотите прочесть книгу – помните о предостережениях. Ожидание – штука коварная.